Верховный суд высказался о бремени доказывания факта причинения вреда здоровью действиями врачей

Кто должен доказать, что действия врачей причинили вред здоровью пациента? Можно ли считать, что обследование соответствовало необходимому, а диагноз не удалось поставить в связи с объективной сложностью?

Источник: PRAVO.RU
Кто должен доказать, что действия врачей причинили вред здоровью пациента? Можно ли считать, что обследование соответствовало необходимому, а диагноз не удалось поставить в связи с объективной сложностью? Как оценивать нравственные и физические страдания больного? На все эти вопросы ответил Верховный суд.

Кто что доказывает?

Г. плохо себя почувствовала. Скорая помощь отвезла ее в Якутскую городскую больницу № 2, где женщина больше двух недель находилась на стационарном лечении. Пациентка и ее представитель обращались к дежурному врачу для вызова травматолога и хирурга, но они так и не явились. После выписки состояние здоровья Г. не улучшилось, в связи с чем она обратилась в межполиклинический центр лучевой диагностики ГБУ Республики Саха (Якутия) «Якутская городская больница № 3». По результатам проведённой компьютерной томографии у пациентки был выявлен застарелый несросшийся перелом. 

Г. и её представитель пожаловались на оказание некачественной медицинской помощи. Росздравнадзор провел в больнице внеплановую документальную проверку, по результатам которой были выявлены нарушения (ч. 5 ст. 70, п. 1 ч. 2 ст. 73, ст. 90 закона об основах охраны здоровья граждан). Так, с Г. не провели консультации травматолог и хирург, ей не сделали рентген и снимок, не учли ее жалобы. Из-за нарушения прав пациентки Якутской городской больнице № 2 выдано предписание. По требованию прокуратуры АО «СахаМедСтрах» провело целевую экспертизу, которая также выявила ряд нарушений при лечении Г. Из акта экспертизы следует: невыполнение и ненадлежащее выполнение необходимых диагностических и лечебных мероприятий, а также нарушение преемственности в лечении привели к ухудшению состояния здоровья Г. и удлинению сроков лечения. Решением ФОМС результаты экспертизы признаны обоснованными.

Тогда Г. обратилась в суд с иском к Якутской городской больнице № 2 о взыскании 1 200 000 руб. морального вреда (п. 9 ч. 5 ст. 19, ст. 98 закона об основах охраны здоровья граждан, ст. 151 ГК).

Истица пояснила: некачественно оказанные медицинские услуги причинили ей нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье. Это привело к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли.

Судебно-медицинская экспертиза установила: обследование Г. в терапевтическом отделении Якутской городской больницы № 2 соответствовало выставленному диагнозу; перелом не был установлен в связи с объективной сложностью диагностики. По мнению судмедэксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки. В заключении судебно-медицинской экспертизы отмечен только один недостаток в лечении Г. –  отсутствие контроля за проведением консультации хирурга. Суд первой инстанции не принял в качестве доказательств акт экспертизы страховой компании и акт внеплановой проверки Росздравнадзора, поскольку в этих документах нет сведений о составивших их лицах.

В итоге Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) решил, поскольку Г. не доказала возникновение осложнений из-за лечения в городской больнице, ей не был причинен моральный вред, и отказал в иске (ст. 19, 98 закона об основах охраны здоровья граждан, ст. 1064, 1068 ГК).

Верховный суд Республики Саха (Якутия) дополнительно отметил: Г. не жаловалась на полученную травму и не называла характерных для нее симптомов, поэтому врачи не сразу поставили правильный диагноз. Апелляция отметила, что травма была получена Г. не непосредственно перед поступлением в больницу на стационарное лечение, а задолго до этого. Поэтому суд второй инстанции оставил решение в силе.

Верховный суд напомнил: именно Якутская городская больница № 2 должна доказать отсутствие своей вины в причинении пациентке вреда здоровью и морального вреда (ст. 151, 1064 ГК, Постановление Пленума ВС от 20 декабря 1994 г. № 10 и от 26 января 2010 г. № 1). Однако нижестоящие суды неправомерно возложили бремя доказывания на истца.

Суды не выяснили, предпринял ли лечащий врач все меры для обследования пациента и имелась ли у больницы возможность оказать необходимую и своевременную помощь. Апелляция не обратила внимания, что Г. при поступление в больницу жаловалась именно на боли в ноге. ВС разъяснил: по закону эксперт имеет право вместо фамилии, имени, отчества указать свой идентификационный код. Суды обошли стороной выявленные судебно-медицинской экспертизой недостатки: отсутствовавшие консультации хирурга и контроль за их проведением. Поэтому ВС отменил принятые акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 74-КГ19-5). Пока еще оно не рассмотрено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните эту форму, и мы свяжемся с Вами в самое ближайшее время!